У нас практически нет ограничений на финансирование инфраструктурных проектов

МОСКВА, 14 июн — ПРАЙМ, Даниил Шеремет. Газпромбанк, третий по величине банк в стране, фокусируется на проектах с государственно-частным партнерством (ГЧП) и готов наращивать портфель таких проектов, хотя на рынке остаются проблемы, вызывающие озабоченность банкиров. О том, какие инициативы привлекают арабские и китайские инвестиции, какие есть сложности с Северным широтным ходом, и реально ли потратить на инфраструктуру 6 триллионов рублей за шесть лет, рассказал в интервью агентству «Прайм» в кулуарах Петербургского экономического форума первый вице-президент Газпромбанка Алексей Чичканов.

— Существует ли сегодня интерес иностранцев к нашим проектам ГЧП? 

— Интерес, безусловно, остался. Просто сейчас состав иностранцев поменялся. 

— Американцы и европейцы уже не так интересуются?

— Раньше приличную долю рынка действительно занимали американские и европейские инвесторы и в меньшей степени банки. Сейчас наблюдается активный интерес двух других групп инвесторов. Это арабы, которые уже проинвестировали несколько сотен миллионов долларов в российские проекты, в том числе в проекты ГЧП. А также китайские инвесторы, которые больше интересуются не проектами ГЧП, а энергетическими, промышленными активами. 

— Есть мнение, что китайским инвестициям препятствует высокий уровень риска, а если рассматривать расчеты в нацвалютах, то говорят о невыгодном свопе юаня и рубля. Что вы думаете об этом?

— Это вопрос не к ним, а к нашим Центробанкам: российскому и китайскому. Это инструмент, который делается на уровне регулятора. Для отдельных проектов он существует, но, конечно, хотелось бы иметь его на рынке, а не только для уникальных проектов. С точки зрения риска, это лишь вопрос аппетита к нему. Россия — это развивающийся рынок.

Китайские инвесторы и прежде всего строительные компании, которые везут с собой и китайское финансирование, заинтересованы в крупных проектах, таких как Северный широтный ход, проект трассы «Меридиан», магистраль «Западная Европа-Западный Китай». Для них такие проекты реально интересны, потому что объемы финансирования составляют по несколько миллиардов долларов. Они понимают, что могут привести свои собственные мощности и зарабатывать не только на вложении в долгосрочные проекты, но и краткосрочно – на стройке, поставке оборудования и всем том, в чем китайцы сильны.

«Новатэк», Газпромбанк и Sinopec создают СП по торговле СПГ в Китае

Также зарубежных инвесторов очень интересуют проекты, которые уже прошли стадию с инвестиционными рисками. Они их с удовольствием смотрят и готовы в них инвестировать, причем отрасль так не важна: есть проекты в медицине и в транспорте.

— Кстати, давно уже не слышно новостей по Северному широтному ходу…

— Я бы не сказал, что давно. Ведь концессионное соглашение подписано в сентябре прошлого года, а это большой проект. По нему еще нет проектно-сметной документации, которая прошла экспертизу. Этот этап занимает полтора-два года. Он всегда скрытый, но, тем не менее, имеет очень большое значение для самого проекта, ведь ошибка может стоить миллиарды долларов. Поэтому мы как банк, который инвестирует в инфраструктуру, будем готовы финансировать этот проект, когда появится ясность в отношении строительной стоимости.

— А предварительные оценки по стоимости уже существуют?

— Да, предварительные оценки есть. Нас немного удивляет, что на тот момент, когда подписывалось концессионное соглашение, стоимость была меньше. Сейчас она немного, опять же по слухам, вырастает. Но, так как пока нет окончательной экспертизы, очевидно, что это только слухи.

— А может ли случиться так, что стоимость строительства СШХ значительно подорожает? Ведь на участке будущих работ очень сложные условия, вечная мерзлота.

— Там действительно существует риск строительства в вечной мерзлоте, но с учетом тенденций к потеплению, которые особенно сказываются на этих холодных территориях, мерзлота может оказаться не совсем вечной. Риск действительно серьезный. Поэтому мы со всем вниманием относимся к вопросу проектирования и инженерных изысканий. 

— Как вы считаете, вообще реально ли согласно магистральному плану потратить на инфраструктуру 6 триллионов рублей в следующие несколько лет? Есть ли уже такой пул проектов?

— Шесть лет. Правильный вопрос задаете. Действительно, это самый неопределенный момент в этих планах. Деньги уникально большие, такого никогда не было. Тем более что в магистральном плане больше половины этих 6 триллионов – это частные деньги. И понятно, что потратить за год примерно 500-600 миллиардов частных инвестиций, включая банковские деньги – это довольно амбициозно. На сегодняшний момент простора для таких вложений нет. 

Уже сейчас мы чувствуем определенную обеспокоенность, но в то же время видим и очень сильную динамику. В этом году мы заключили прямо здесь, на форуме, соглашения по нескольким проектам, которые уже завтра будут получать финансирование. Мы подписали финансовое закрытие по «Лавне», кредитный договор по Хабаровскому обходу и документы «финансового закрытия» по мосту через реку Пур в ЯНАО. И это деньги, которые уже в следующем квартале будут выделяться на строительство. Портфель таких проектов растет достаточно быстро, и если дальше такими темпами идти, то и магистральный план можно будет реализовать.

— Можете ли вы на этом фоне твердо прогнозировать, насколько ваш портфель ГЧП-проектов увеличится в этом году?

— На сегодняшний момент у нас портфель больше 100 миллиардов рублей, а проектов в проработке на 170 миллиардов. Фактически портфель растет минимум на 40% в год. А если будет быстрее проходить подготовка проектов, которые будут получать поддержку из Фабрики проектного финансирования за счет магистрального плана, то вполне возможно темпы еще увеличатся. Тем более что у нас практически нет лимита на финансирование инфраструктурных проектов из-за необходимости минимального резервирования. Здесь у нас хороший запас. 

Газпромбанк в 2019 г намерен 10% карт выдавать дистанционно

— Кстати, вам не кажется, что было бы целесообразно ослабить нормативы ЦБ в случае с инфраструктурными проектами? 

— На самом деле это очень правильный подход. Мы несколько раз об этом говорили, писали в Центробанк о том, что нет инфляционного риска, когда деньги вкладываются в инфраструктуру. Это не спекулятивные сделки. Мы вообще предлагаем не делать резервирование по инфраструктурным проектам, если по концессионному соглашению есть обязательство концедента компенсировать размер старшего долга даже в случае, если проект будет расторгаться по вине концессионера. Это сделало бы реальные инвестиции банков в концессионные проекты (причем не только крупнейших трех, но и частных) по сути льготными. 

— Как в ЦБ отреагировали на ваше предложение?

— Они понимают мотивацию. Рассматривают. 

— И все же, каков ваш прогноз по росту портфеля проектов ГЧП на конец года?

— Сложно предсказывать, каков будет рост по итогам года. Но я думаю, что не меньше 50%. 

— Похоже, что одна из самых обсуждаемых на прошедшем ПМЭФ тем – инвестиции в новые технологии. Газпромбанк планирует участвовать в ГЧП-проектах в IT? 

— Мы рассматриваем проекты в области городской инфраструктуры, которые основаны на IT-технологиях, на связи. Считаем, что городская инфраструктура, которая на сегодняшний момент во многом финансируется из бюджета, могла бы финансироваться частными деньгами, потому что там понятный возврат, понятная доля охвата населения этими устройствами и услугами.

— Речь идет о камерах?

— Нет. Речь о парковке, использовании платного доступа к сетям, вопросах предоставления госуслуг. Все это можно и нужно, на мой взгляд, делать через концессии.

— А по парковкам у вас есть пилот в каком-то из городов?

— Мы как банк пока не финансируем такие проекты, потому что они, как правило, не очень капиталоемкие, и инвестор часто обходится своими собственными средствами. Мы готовы были бы рассматривать такие проекты, если их будет сразу несколько в составе пула, чтобы можно было масштабировать их на крупные города, где проблема с парковками очевидно существует.

— Но идея же не на пустом месте возникла. Наверняка, к вам уже обращались инвесторы, у которых такой пул проектов имеется?

— Такие инвесторы есть. Просто чаще всего переговоры с регионом заканчиваются тем, что регион либо создает свою собственную компанию и пытается сам заработать, как это происходит в Москве или в Казани, либо речь идет о действительно маленьком проекте или пилотных зонах, которые не требуют банковского финансирования. В перспективе нас это, конечно, интересует.

— Газпромбанк в последнее время начал собирать семинары по ГЧП для региональных чиновников. На ваш взгляд, для чего это нужно, чего не хватает чиновникам в понимании ГЧП?

— Мы делаем такие семинары не только для чиновников, но и для бизнеса. Последний семинар организовали для девелоперов, которые умеют работать с госзаказом и совершенно не понимают, что такое концессия. 

Мы показывали как раз преимущество концессии по сравнению с госзаказом, и механизмом заинтересовалось очень много строителей. Для чиновников мы делаем семинары только там, где существуют интерес и желание реализовать какие-то крупные проекты на основе ГЧП, но опыта еще не было. Грубо говоря, для Санкт-Петербурга и Московской области мы такие семинары не организовываем, потому что здесь у чиновников и так есть опыт в реализации подобных проектов. Кстати, мы недавно провели такой семинар в Минске. Там тоже есть желание построить платную трассу на основе ГЧП, речь об М-10 от границы России до границы Польши.

— Газпромбанк заинтересован в этом проекте?

— Мы хотим участвовать в конкурсе, объявленном на уровне республики, и собираем для этого консорциум. Объем финансирования проекта в целом составит 180 миллионов долларов.

Источник: 1prime.ru

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий