У нас нет задачи взять рынок любой ценой

МОСКВА, 3 сен — ПРАЙМ, Анастасия Сапрыкина. Сбербанк с недавнего времени начал внедрять отраслевой подход в работе с корпоративными клиентами и уже перевел десять отраслей на «новые рельсы». О том, что дает данный подход Сбербанку, в чем причина неактивного перехода застройщиков на эскроу-счета, какую долю банк планирует занять на рынке внешнеэкономической деятельности и почему компании все чаще оформляют кредиты с плавающей ставкой в интервью агентству «Прайм» рассказал старший вице-президент Сбербанка Владимир Ситнов в преддверии Восточного экономического форума.

— Сбербанк в работе с корпоративными клиентами переходит на отраслевой подход. На какой стадии находится эта работа? Сколько отраслей уже охватывает отраслевой подход в банке? Какие еще предстоит перевести?

— Сбербанк сейчас внедряет отраслевой подход не только в кредитовании, но и в целом во взаимодействии с клиентом. Это означает, что помимо глубокой отраслевой кастомизации финансовых сервисов, мы ставим задачу нефинансовой и небанковской поддержки предприятий реального сектора. Речь идет и о сервисах нашей экосистемы, способных решать специфические, узкие вопросы, и о повестке регуляторной отраслевой поддержки.

Мы уже выделили 10 основных отраслей, в которых работаем с применением отраслевого подхода, всего их будет 12. Агропромышленный комплекс, жилая недвижимость, энергетика, нефтегаз, химия, металлургия, торговля, транспорт и логистика, связь и телекоммуникации и ЖКХ – отрасли где именно в вышеописанной логике работают специализированные команды. Я неспроста упомянул АПК среди первых, именно в этой отрасли мы стартовали раньше. Именно здесь банк уже активно участвует в технологических и законодательных инициативах министерства сельского хозяйства, направленных на повышение эффективности реализации отраслевых программ. Такого же эталонного взаимодействия мы хотим достигнуть в отраслевой экспертизе с каждым из министерств. Мы видим хороший старт и динамику такой работы с министерством строительства, министерством промышленности и еще рядом министерств и федеральных агентств.

— Вы затронули тему взаимодействия с АПК, какую долю Сбербанк сейчас занимает на рынке кредитования данного сектора?

— В целом в кредитовании юридических лиц Сбербанк на рынке занимает на данный момент долю чуть более 30%, среди производителей сельскохозяйственных товаров эта доля несколько выше, порядка 38% реального сектора. Вообще хочу отметить, что портфель кредитования АПК превысил уже 1,2 триллиона рублей, это почти 10% от нашего кредитного портфеля.

— А есть ли у Сбербанка какой-то ориентир по доле финансирования данной отрасли?

— Потенциал формирования кредитного портфеля в каждой из отраслей мы для себя оцифровали. С начала этого года мы внедрили систему, которая позволяет монетизировать цифровой след клиента, который он оставляет и в наших системах, и в любых других учетных системах, не только банковских. Если клиент проводит какие-то операции внешнеторговой деятельности, занимается расчётами с использованием банковских карт, вносит изменения в базы данных, мы видим эту информацию в соответствующих базах, внимательно, скрупулёзно изучаем ее и в результате можем предположить, какие банковские продукты и в каком объеме могут ему понадобиться. То есть складывая информацию об ожиданиях клиента, сколько он готов потратить, и сопоставляя ее, например, с официальными данными ЦБ по объему кредитного рынка, мы можем претендовать на точность понимания рынка выше 90%, то есть мы видим больше 90% рынка. Другой вопрос, какую долю мы хотим там занимать. С одной стороны, у нас нет задачи взять рынок любой ценой. Повысив аппетит на риск и уронив ставки, можно замахиваться и на 50% доли рынка. Но, в настоящий момент разумнее проводить политику, во-первых, удержания существующих позиций – за каждой из которых стоит вполне конкретный клиент и холдинг, и конкурировать за них все сложнее. Во-вторых, целевого роста — финансируя приоритетные для министерства сельского хозяйства и в целом государства подотрасли, например, рыбу, молоко, и поддержку экспорта. Это дополнительно может дать от 5 до 8 % доли на рынке.

— Вы упомянули плотное взаимодействие с Минсельхозом по целому ряду законодательных инициатив. Ведет ли Сбербанк такую работу в настоящее время?

— Конечно, у нас есть целая GR-повестка, которая содержит законодательные инициативы, и мы их регулярно обсуждаем с Минсельхозом. Тем много, начиная от принципов и подходов к субсидированию и заканчивая недавними чувствительными вопросами регулирования в рыбной отрасли, в том числе по аукционам и регулированию этого сегмента рынка. Большая составляющая здесь – технологизация процессов, внедрение электронного документооборота, повышение скорости и снижение стоимости всех издержек процесса получения сельхозтоваропроизводителями государственной финансовой и банковской помощи и услуг.

— Говоря о законодательных инициативах, в начале июля Сбербанк сообщил, что намерен направить в Госдуму и Минстрой ряд предложений по совершенствованию законодательства о долевом строительстве с использованием эскроу-счетов. Это было сделано?

— Да. Мы внимательно изучаем те поправки, которые предлагает законодатель, и с учетом нашей практики работы на данном рынке вносим свои предложения. За все время реформирования законодательства примерно треть наших предложений была учтена. Если говорить про последние изменения то, например, частично учтена проблематика межевания: процедура упрощена и сократится ее срок, при этом пока не решается вопрос для застроек, где межевание произвести невозможно. При финансировании таких проектов у банков будут оставаться риски утраты залога земли и, соответственно, контроля за реализацией площадей – источника погашения кредита. Поправку для решения данной проблемы мы планируем и далее продвигать. Мы сейчас занимаем достаточно активную позицию по финансированию этой новой экономики на рынке жилья. В целом, объем кредитного портфеля в стройке у нас почти 290 миллиардов рублей, при этом более чем на 400 миллиардов рублей мы уже приняли решения по финансированию объектов с эскроу-счетами. Для нас это важная отрасль.

Сейчас большой вопрос в том, какая часть рынка перейдет на эти новые рельсы с учетом степени готовности объектов и разных нюансов. К 1 октября большая часть застройщиков определится, в какой правовой системе они будут продолжать строительство.

— По Вашим ожиданиям, какой процент застройщиков перейдет на новые правила?

— Наши ожидания несколько скорректировались. Если в начале 2019 года мы ожидали двукратного увеличения, то сейчас, по итогам 3 квартала, мы будем пересматривать наш прогноз в меньшую сторону, с учетом получения застройщиками заключения о соответствии критериям старой схемы.

— Какие у Вас сейчас прогнозы по росту портфеля?

— Мы ожидаем, что портфель по кредитованию с эскроу-счетами у нас вырастет в полтора – два раза уже в первом квартале 2020 года.

— Почему застройщики неохотно переходят на новые правила?

— У разных застройщиков разная готовность к работе с банковским сектором. У нас есть статистика, что в России на рынке сегодня работают более 6 тысяч застройщиков, при этом в Сбербанке, который занимает достаточно большую долю на рынке проектного финансирования — по итогам прошлого года около 40% — обслуживаются около 600 застройщиков, то есть всего 10% рынка.

— А где все остальные?

— Они обслуживаются в небольших банках и финансовых организациях, ровно поэтому одна из проблем отрасли и формируется – прозрачность расчетов и целевого использования котлового метода финансирования, когда деньги привлекаются под объект, который только еще будет строиться. В результате внедрения новых правил происходят серьезные изменения, которые влекут за собой для застройщиков перестройку финансовой службы, производственной логики, что приводит к временным и трудовым затратам. Банк становится субъектом этого процесса и принимает ряд рисков на себя. И, конечно, застройщикам это не нравится, но надо понимать, что это сделано для защиты интересов дольщиков, чтобы у нас больше не было проблемы обманутых дольщиков. Вот для этого банки и вовлечены в процесс.

— Возвращаясь к отраслевой теме, компании из каких секторов чаще всего прибегают к банковскому финансированию, а какие справляются собственными силами? От чего это зависит?

— Традиционно те отрасли, которые формируют кредитный портфель – это торговля, коммерческая и жилая недвижимость — в первой подотрасли есть спрос на рефинансирование валютных кредитов и частично собственных вложений, во второй – спрос на финансирование новых объектов, нефтегазовая отрасль, агропромышленный комплекс, особенно с учетом задач кратного увеличения экспортного потенциала и неплохого исходного старта внутри страны с учетом поддержки государства. Некоторые подотрасли, например, «рыба», «лес» имеют для нас большой кредитный потенциал, о чем будем говорить на ВЭФ.

Сложно назвать отрасли в современной экономике, ориентированные исключительно на собственные средства. Привлечение заемного капитала при правильном подходе значительно добавляет возможности опережающего развития. При этом есть отрасли, где банк менее агрессивно настроен на присутствие в отрасли любой ценой. Например, энергетики сейчас работают на минимальных кредитных ставках, понятно, что преимущественно с меньшим риском и в основном используют для привлечения другие инструменты финансирования.

— А есть сильно закредитованные отрасли или отрасли, которые близки к этому?

— Структура кредитного портфеля Сбербанка в целом отражает структуру ВВП и состояние, в котором находится тот или иной сегмент экономики. Так, металлургия, нефтегазовая промышленность, операции с недвижимостью формируют около 40% задолженности. На сельское хозяйство, связь и телекоммуникации, химическую промышленность, энергетику и транспорт приходится около трети долга. Ежегодно банк определяет аппетит к риску на отраслевом уровне через формирование отраслевых кредитных стратегий.

Вместе с тем решение о кредитовании клиента принимается после индивидуальной оценки рисков каждого клиента с учетом его отраслевых особенностей. И уровень кредитной нагрузки определяется индивидуально по каждому клиенту, в том числе на основе среднеотраслевых триггеров.

— Какова доля Сбербанка в поддержке несырьевого экспорта?

— Мы занимаем в обслуживании внешнеэкономического оборота лидирующие позиции. Сейчас у нас доля на рынке внешнеэкономической деятельности 10-12%, но это, конечно, не та цифра, которая нас устраивает.

— Какую долю Сбербанк хотел бы занять?

— Пропорционально доле в кредитном портфеле, она у нас, как я говорил чуть более 30%.

— Какие несырьевые отрасли наиболее активно выходят на экспорт?

— Сельское хозяйство, но у них стоит задача кратного увеличения экспортного потенциала отрасли. Основные драйверы экспорта – растениеводство, рыбная, мясная и молочная продукция. У нас есть специальный сервис с РЭЦ, в рамках которого мы стремимся уберизировать взаимоотношения между потенциальным внешнеторговым контрагентом и конечным покупателем, выступая своего рода информационным посредником. И вот к этому сервису все больший интерес проявляют именно сельскохозяйственные товаропроизводители.

Деревообрабатывающая и химическая промышленность, машиностроение в отдельных подотраслях также демонстрируют существенный потенциал.

— ЦБ в июне призвал банки активнее кредитовать реальный сектор и, чтобы стимулировать это, регулятор с 1 января выделит корпоративных заемщиков инвестиционного класса, для которых коэффициент риска будет снижен со 100 до 65%. Как Вы считаете, почему банки не так охотно кредитуют юрлиц? Поможет ли такая мера ЦБ активизировать кредитование компаний?

— Я бы не сказал, что мы неактивно кредитуем компании. Есть ряд подотраслей или групп клиентов, куда мы сознательно не заходим. При этом все развивается в соответствии с трендами в экономике. И наша задача в каких-то случаях следовать этим трендам, а там, где есть новые возможности, действовать активнее, например, в финансировании строительства жилья или сельского хозяйства – там идет опережающее наращивание кредитного портфеля. При этом меры ЦБ, я думаю, будут помогать в ряде отраслей, где будут отдельные инвестиционные проекты, которые дадут дополнительный валовый региональный и внутренний продукт.

— Например, в рамках нацпроектов?

— Нацпроекты – это достаточно серьезный драйвер развития. Например, в сфере финансирования инфраструктуры и дорог – это более 5 триллионов рублей, которые будут в течение следующих нескольких лет вложены. Это, конечно, большой драйвер развития отрасли, и он уже способствует тому, что кредитный портфель банка в этом направлении может расти опережающими темпами.

— Сбербанк по итогам второго квартала сообщал, что наблюдается ускоренный рост кредитования малого и среднего бизнеса. Какие у банка ожидания по росту данного сегмента по итогам года? Какие новые тренды наблюдаются в этом направлении?

— У нас есть задача по опережающему развитию портфеля малого и среднего бизнеса со всеми видами поддержки. Эта поддержка в настоящее время многообразна, но недостаточно известна нашим клиентам. Поэтому сейчас занимаемся разъяснением всех видов и форм государственной поддержки МСП. Перед нами стоит конкретная задача по наращиванию портфеля, по объему выдач субъектам МСП. По состоянию на конец августа с начала года прирост портфеля кредитов с поддержкой МСП составил 78,8 миллиарда рублей. Я считаю, что когда государство ставит задачу по опережающему темпу роста МСП сегмента и поддерживает ее различными мерами, в том числе, субсидированием процентных ставок, это позитивная мера, которая и приводит к опережающему росту портфеля.

— Какая средняя процентная ставка у Сбербанка в данном сегменте?

— Если это оборотное кредитование, то в районе 10-11%, по программам МСП может быть 8,5% и ниже.

— Какую ставку вы ожидаете на рынке по итогам года?

— Мы ожидаем дальнейшее движение вслед за ключевой ставкой. Мы все в большей степени стараемся выдавать кредиты под плавающие процентные ставки – это ключевая ставка ЦБ плюс маржа банка. Если ключевая ставка снижается, то автоматически снижается и процентная ставка по кредиту для нашего клиента, это очень удобно. С начала текущего года доля кредитов по плавающей ставке в нашем портфеле существенно выросла. При этом мы предлагаем клиентам хеджировать риск повышения процентной ставки в случае повышения ставки ЦБ, так что все больше и больше клиентов на это соглашается.

— Мы встречаемся в преддверии Восточного экономического форума. С чем Сбербанк едет на форум? С кем планируются подписания и встречи?

— Дальневосточный федеральный округ — абсолютный лидер рыбодобывающей отрасли России, здесь добывается больше половины всех уловов, кроме того, регион обладает колоссальными лесными ресурсами и хорошим потенциалом развития глубокой переработки леса. Поэтому на ВЭФ мы планируем принять участие в дискуссии на тему эффективности инвестиций в эти отрасли. В ходе сессий мы дадим свою оценку потенциалу и рискам рыбодобывающей и лесоперерабатывающей отраслей, обсудим с партнерами вектор развития этих отраслей, тренды, тенденции, существующие проблемы и пути их решения. 

Источник: 1prime.ru

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий