Врач должен принимать решения, не залезая в кошелек пациента

МОСКВА, 22 июл — ПРАЙМ, Анна Киселева. Вопрос увеличения продолжительности жизни заботил человечество всегда, но сейчас этой теме уделяют особое внимание: о долголетии говорят буквально все — от глав государств и международных организаций до фармпроизводителей и маленьких стартапов. О том, какие проблемы должны быть в первую очередь решены для увеличения продолжительности жизни в России, о планах компании, об инновациях в лечении диабета и обязательной маркировке лекарств в интервью агентству «Прайм» рассказала генеральный директор компании Sanofi в странах Евразийского региона Оксана Монж. 

— Как вы считаете, какие болезни должны быть полностью побеждены или, как минимум, их лечение должно быть усовершенствовано, прежде чем заниматься темой долголетия?

— Тема долголетия начала активно обсуждаться в России. Сейчас цель, поставленная нашим государством, — войти к 2030 году в клуб стран “80+”, то есть тех, где средняя продолжительность жизни превышает 80 лет. Если посмотреть на страны, в которых люди уже живут 82-83 года, — например, на Францию и Италию, — можно обнаружить несколько схожих факторов в их системах здравоохранения. Ключевой, на мой взгляд, из них — это наличие льготного лекарственного обеспечения. Очень важно, чтобы Россия двигалась в направлении всеобщего покрытия населения льготными лекарственными препаратами. Сейчас система дает право на получение бесплатных лекарств только 20% населения, то есть большинство россиян покупают препараты за свой счет. А нужно, чтобы врач принимал врачебные решения, не вмешиваясь в кошелек пациента. Хочу отметить, что Минздрав России не раз на различных площадках говорил о необходимости введения системы всеобщего лекарственного обеспечения.   

— Какие еще факторы могут оказать влияние на увеличение продолжительности жизни?

— Свой вклад в увеличение продолжительности жизни также вносят инновационные препараты. Несмотря на серьезный прогресс, сделанный в этой области в России, доля инновационных препаратов все равно остается недостаточной. Здесь необходимо стратегическое планирование. Инновации, безусловно, дороже стандартной терапии в краткосрочном периоде, однако в перспективе трех-пяти лет можно увидеть существенную экономию по сравнению с традиционными затратами на лечение, ведь есть прорывные технологии, которые в течение нескольких лет иногда могут даже полностью остановить заболевание.  И, наконец, необходимо продолжать увеличение объемов финансирования здравоохранения. В странах с высокой продолжительностью жизни уровень инвестиций в здравоохранение составляет от 7 до 9% ВВП. Мы находимся на уровне 3,5-3,6%.

— Какие задачи Sanofi ставит перед собой на российском рынке в 2019 году?

— Этот год начался хорошо и с точки зрения бизнеса, и с точки зрения делового климата. Мы с большим оптимизмом смотрим в будущее. Президент России объявил основным приоритетом государства человеческий капитал, поставил задачу по увеличению продолжительности жизни, а также сделал конкретные шаги для достижения этих задач с точки зрения инвестиций. Мы видим значительное увеличение финансирования онкологических программ и ожидаем развития программ диспансеризации.

— С какими проблемами при работе в России сталкивается компания, что можно было бы улучшить с точки зрения ведения бизнеса?

— Для любой компании, вне зависимости от того, международная она или локальная, очень важна предсказуемая среда, в которой компания ведет свою деятельность. На наш взгляд, сейчас между регулятором и индустрией выстроен эффективный диалог, но я бы хотела отдельно отметить тему маркировки лекарственных средств. Маркировка и сериализация препаратов станет обязательной для всех участников рынка с 1 января 2020 года. В целом рынок безусловно поддерживает маркировку, потому что она позволит очистить рынок от серых лекарств. Однако требования к фармацевтическим производителям постоянно меняются, в частности в 2018 году была введена криптозащита кода маркировки. До начала обязательной маркировки остается пять месяцев, а у нас нет окончательно утвержденных требований к участникам этого процесса.

Мы обращаемся к регуляторам и органам власти с тем, чтобы оставить прежние требования при сохранении даты старта маркировки с 1 января 2020 года. В том случае, если остается криптозащита, нужно переносить сроки.

В противном случае производители попадут в сложную ситуацию. Чтобы вы понимали масштаб: мы, к примеру, работаем в 40 странах, а наши заводы расположены в 63 государствах. Для того, чтобы на каждом из этих заводов дооборудовать производственную линию под особые требования РФ, нам нужно гораздо больше шести месяцев.

— Если представить самый негативный сценарий, где вы не успеваете дооборудовать свои площадки под требования маркировки к сроку, что в этом случае изменится для российского потребителя? Он не получит какие-то препараты или получит их с задержкой?

— Мы видим несколько сценариев: если сроки будут отложены, значит работаем по плану. Если нет, значит мы должны будем создать запас препаратов, чтобы избежать перебоев с поставками. Однако надо понимать, что это огромные объемы, а также то, что сбои поставок все равно возможны. Это очень серьезная проблема, которую мы поднимаем на всех площадках. Я говорю не только от лица компании Sanofi, но и от лица Ассоциации международных фармацевтических производителей (AIPM), членом совета директоров которой я являюсь.

— Какие категории в российском портфеле Sanofi растут наиболее ускоренными темпами?

— Направление, в котором мы исторически сильны, — это диабет. Здесь мы надеемся на активное развитие за счет как существующих, так и инновационных препаратов. Второе направление — онкология, в перспективе ближайших лет — онкогематология. Далее идут орфанные препараты, препараты для лечения рассеянного склероза, вакцины, препараты для лечения гипертонии и других болезней системы кровообращения. Что касается прогнозов развития рынка в целом, очевиден тренд на борьбу с онкологическими заболеваниями. Это связано в первую очередь с приоритетами, которые были поставлены государством и соответствующим увеличением финансирования государственных программ по этому направлению. Поскольку сердечно-сосудистые заболевания остаются одной из основных причин смертности в России, препараты для их лечения также пользуются спросом.  

— Интересуется ли Sanofi непрофильными направлениями?

— Несколько лет назад Sanofi сделала первый шаг к созданию системы drug plus, то есть комплексных терапевтических решений за пределами только производства лекарственных препаратов. Так, мы запустили совместное предприятие c Google под названием OnDuo. Это виртуальная клиника, которая сейчас работает в пилотном режиме в нескольких штатах США, и предлагает людям с сахарным диабетом различные сервисы поддержки. Оказывается, что несмотря на эффективность лекарства, образ жизни пациента не позволяет получить оптимальные результаты лечения. Сейчас мы видим, что создание виртуальной поддержки помогает пациентам, принимающим инновационные препараты, достичь максимального эффекта в лечении. В России Sanofi разрабатывает проект по объединению в одну программу различных решений для пациентов с сахарным диабетом.

— То есть это приложение, которое напоминает о приеме лекарств? Или нужно вносить туда свои данные?

— Это экосистема, состоящая из нескольких компонентов. Во-первых, это специальное приложение, установленное на смартфоне пациента. Во-вторых, это системы беспрерывного мониторинга уровня сахара в крови. Решение представляет собой пластырь, который взаимодействует с телефоном и на постоянной основе передает данные как пациенту, так и его лечащему врачу. Врач в свою очередь получает уведомления, когда показатели крови слишком высокие или слишком низкие — это одинаково плохо для пациента. Помимо этого, есть шприц-ручка, с помощью которой пациент вводит себе инсулин. Сейчас мы работаем над более современными “ручками”, которые также будут фиксировать время инъекции и ее дозировку. Данный подход позволит получать системе здравоохранения реальные данные о расходовании препаратов, об их эффективности, о реакции пациента. В России мы подписали соглашение о сотрудничестве с Российским союзом промышленников и предпринимателей (РСПП). Мы планируем работать с компаниями, входящими в РСПП, над инновационными моделями улучшения состояния здоровья работающего населения. Результаты нашего сотрудничества будут переданы в Министерство здравоохранения и другие, вовлеченные в систему здравоохранения ведомства. Успешные модели при этом планируется масштабировать.

— Планирует ли Sanofi в перспективе ближайших трех лет локализовывать производство на территории России или наращивать мощности на существующих заводах для увеличения экспорта лекарственных препаратов из России, например, в ЕС?

— В России у нас два крупных производственных проекта. Первый – наш собственный завод, расположенный в Орловской области, на этой площадке мы производим инсулины, которым мы обеспечиваем не только российский рынок, но и страны Евросоюза. Инвестиции в данный проект осуществляются за счет специального инвестиционного контракта, заключенного в 2017 году между “Санофи Авентис Восток”, Минпромторгом и правительством Орловской области. Наш второй проект — это производство пятивалентной педиатрической вакцины, которая защищает от пяти инфекций, на мощностях завода “Нанолек” в Кирове. Сейчас первая стадия трансфера технологии и процесса производства реализована, в 2021 году мы планируем перейти к производству готовой лекарственной формы. Что касается нашей стратегии работы на российском рынке, мы всегда рассматриваем возможность партнерств с локальными производителями. Так, я уже упоминала очень положительный опыт работы с компанией “Нанолек”.

Дальше мы будем выводить на российский рынок новые инновационные препараты, и оценивать то, насколько производство этих препаратов целесообразно здесь, у нас в России. Мы также с нетерпением ждем выхода новой стратегии развития фармацевтического рынка до 2030 года «Фарма 2030», разработанной министерством промышленности и торговли, которая будет ориентирована на инновации и экспорт. Эта стратегия во многом определит и вектор развития нашей компании, хотя общее видение Санофи остается прежним – мы работаем в России ради российских пациентов.

Источник: 1prime.ru

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий