От многообразия систем платежей выигрывает потребитель

МОСКВА, 16 сен — ПРАЙМ, Алсу Гараева. Всесторонняя цифровизация вряд ли позволит россиянам перейти на четырехдневную рабочую неделю, но точно принесет бонусы в виде недорогих денежных переводов и быстрого обслуживания в банках, уверен зампред правления Совкомбанка Алексей Панферов. С корреспондентом агентства «Прайм» он обсудил современные банковские технологии и рассказал, почему некоторые банки уже начали вводить комиссии за переводы в системе быстрых платежей, насколько безопасна для клиентов оплата товаров по QR-коду и почему банковское обслуживание с помощью биометрии пока так и не стало для нас привычным сервисом.

— Алексей Валерьевич, как Вы думаете, благодаря цифровизации удастся на четырехдневную рабочую неделю все-таки выйти или нет?

— Ну, мне кажется, что это вопрос риторический. У меня, например, выходных вообще нет, хотя официально положено целых два. Но это отношение от самого человека зависит. 3 дня без работы в неделю? Я в этом счастья особого не вижу. Это какое-то странное счастье, когда у тебя нет ни амбиций, ни целей, вернее самореализации. Вопрос: вам было бы интересно с утра до вечера читать РИА «Новости», лежа на диване, или «Ведомости»? Это же декаданс, правда? «Деграданс» такой.

— Внедрение инноваций занимает много времени. Кстати, об инновациях. Вы могли бы оценить долю Совкомбанка в системе быстрых платежей? Например, по объему транзакций и средней сумме платежа?

— Конкретно долю оценить довольно сложно. Как вы знаете, параллельно работают две системы – «Сбербанк Онлайн» и система быстрых платежей ЦБ. При этом я считаю, что чем больше систем хороших и разных, тем будет лучше для потребителя. Нам очень нравится, как ЦБ подходит к тарифам, это очень низкие комиссии, которые определяют быстрые темпы развития. В конечном счете, платежи для всех будут бесплатные, это совершенно очевидно. Статистика самого Совкомбанка такова: суммарно перевели с начала работы системы 550 миллионов рублей, средний чек — 14 500 рублей, 200 миллионов — входящие платежи, 350 миллионов — исходящие платежи.

— Как изменилась эта статистика с тех пор, как некоторые банки начали взимать платежи за переводы в рамках системы?

— Никак. Скажем так, здесь важна «критическая масса» банка в системе, который не берет или берет несущественные комиссии. Мы видим попытки разных банков, их я не хочу называть, вводить комиссии за перевод, это не очень своевременное действие по отношению к системе – нужно время, чтобы она окрепла. Но в перспективе совсем уж бесплатным этот сервис тоже быть не может, все должно быть последовательно. Введение разумных тарифов — это совершенно нормальная эволюция сервиса. Будет ли Совкомбанк об этом думать? Мы же не благотворительная организация, а коммерческий банк, мы же работаем для получения прибыли, в конце концов.

— Введение тарифов для вас – это вопрос 2020 года?

— Это важный вопрос, но он не связан с 2020-ым или каким-то другим годом, это вопрос абсолютного объема переводов всей системы и нашей доли в нем. И если настанет время повышать комиссии, то мы будем делать это очень аккуратно и постепенно. 

— Тарифы, которые будут действовать для юрлиц (технология QR кодов), гораздо ниже стоимости классического эквайринга. Повлияет ли это на цены товаров для конечного потребителя?

— Нет, не повлияет. Но у меня совершенно другое к этому отношение. Рынок коммерческих платежей движим двумя стимулами для потребителя: первый стимул — это кэшбэк, то есть программа лояльности, второй — это кредит. Не будет банковского кредита — спрос на основные группы товаров может снизиться в разы. Можно ли заставить банк финансировать те транзакции, которые идут на уровне невыгодного ему интерчейнджа? Ответ — нет, нельзя. Теперь поставьте себя на место мерчанта: ты хочешь товар продать?— хочешь. Ты можешь рассказывать любые истории и вкладывать сколько угодно в маркетинг и брендинг, но если человек пришел без денег, то купить он ничего не сможет. И это уже не вопрос комиссии за эквайринг. Банк просто не даст возможности заплатить кредитными деньгами и не обеспечит кэшбек, если экономика эквайринговой операции ему неинтересна. 

— Как вы думаете, оплата товаров по QR-коду заместит в будущем карточный бизнес?

— Думаю, его доля на рынке транзакций в ближайшее время не превысит 5-10%.

— Ведет ли Совкомбанк переговоры с торгово-сервисными предприятиями по тестированию оплаты с помощью QR-кода?

— Мы не входим в состав пилотной группы. Будем внимательно смотреть на результаты внедрения.

— Почему? Неинтересно?

— Мы же не можем вообще всем заниматься. Мы считаем, что эту тему не самой приоритетной для нас. К тому же для тестового запуска не нужно много банков. Если наши коллеги все успешно протестируют – мы войдем потом.

— Какие-то риски у клиентов при таком способе оплаты есть?

— Не вижу больших сложностей. Такие же, как обычно.

— Зачем вообще вводить такой способ оплаты, когда проще приложить телефон?

—  О чем и речь. Более того, заплатив через, скажем, Apple Pay кроме как поднести телефон к терминалу вообще ничего не нужно. Потрясающе удобно! А вот если тем же телефоном просканировать статический QR код, то параметры самого платежа придётся забивать вручную. А с точки зрения продавца важно сделать транзакцию максимально удобной и доступной для клиента, и если ты не тянешь 2% комиссии за эквайринг, то может вообще не стоит развивать этот бизнес? 

— Кроме эквайринга, еще одна проблема, которую пытаются решить с помощью системы быстрых платежей – зарплатное рабство.

— Очень важная история! Причём особых рисков для стоящих в оппозиции госбанков я вообще не вижу. Если они уверены, что своим сервисом нравятся клиенту, то пусть сделают процесс открытым. В анкете при найме на работу или посредством юридически значимого сообщения (прим. Поправки в ст 15.1 Трудового кодекса должны быть приняты осенью этого года) сотрудник указывает номер телефона, по которому будет переводиться зарплата, и всё. Это честная конкуренция, на мой взгляд. Платежек не надо набивать, бухгалтерия не будет перегружена. Быстро сформировал этот реестр, и не важно, куда именно средства отправляются, потому что есть простой идентификатор — удобная история. А в нынешней ситуации страдают частные банки и их клиенты. У нас люди от зарплаты до зарплаты живут. Этот приток денег — очень большая ликвидность, которая идет в сторону госбанков. Как можно тут конкурировать?

— Некоторые эксперты высказывают предположение, что система может не выдержать массового перевода зарплат в один день, вы согласны с такой точкой зрения?

— Какие-то риски есть всегда. Разве нынешние сервисы на 100% гарантированы от сбоев? Они супер надёжны, так как развиваются давно. Вот зарплаты бюджетникам давно перечисляются на карты «Мир», и НСПК выдерживает нагрузку. Почему СБП, оператором которой также является НСПК, должна завалиться? Сделаем поэтапный ввод, будем тестировать, постепенно повышать оборот. Так было с картой «Мир». Я считаю, что это нормальный процесс эволюции любой технологии. 

— Как вы считаете, почему Сбербанк так долго тянет с подключением к системе?

— Совершенно логично поступает. Он монополист и очень много зарабатывает на переводах. 

— Как я понимаю, он просто не хочет делиться своей клиентской базой с другими банками.

— На его платежном сервисе завязано огромное количество людей. Зачем делиться и деньгами, и потенциальными деньгами, коими являются клиенты?

— Получается, в рамках системы участники видят, из какого банка пришли средства?

— Банк платящий видит, и банк принимающий видит, откуда.

— Как этими данными можно манипулировать? Могут ли банки, например, начать переманивать друг у друга клиентов, навязывать кредиты?

— Мы и по обычным платежам всегда это видели. С этой точки зрения ничего не поменялось. Какого-то нового инструментария здесь не появляется. Как знали, так и будут знать, проблем особенных не вижу.

— Начал ли банк оказывать удаленные услуги с помощью биометрической идентификации?

— Да. Можно размещать депозиты и открывать счета.

— Интересуются ли клиенты обслуживанием с помощью биометрии?

— Проблема популярности сервиса не в банковском секторе лежит. Все-таки, сервис должен иметь широкое утилитарное применение и активно продвигаться государством. Важно собирать шаблоны вне офисов кредитных организаций, например, в многофункциональных центрах.

— Насколько велики риски подделывания биометрического шаблона?

— У нас фобии всегда на первом месте, то есть, когда клиент не понимает, зачем оказывается услуга, он считает, что его данные будут недобросовестно эксплуатировать. К сожалению, в нашем обществе любое новое очень часто встречает недоверие и сопротивление. Это естественная эволюция всех новых технологий: в первое время шаблоны будут собираться медленно, но потом система получит прорывное развитие.

— Насколько дорого оборудовать одно отделение необходимыми средствами для сбора биометрии?

— Вы знаете, очень недорого: микрофон, камера — до десяти тысяч рублей, а дальше просто персональный компьютер. Все, что связано с единой системой — есть облачные решения, это не слишком большие деньги. Для Совкомбанка в целом это несколько десятков миллионов рублей. Никаких миллиардных расходов там нет, конечно.

Источник: 1prime.ru

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий