Нас причисляют к строителям недвижимости

МОСКВА, 17 июл — ПРАЙМ, Денис Ильюшенков, Галина Цыганова. ОСК — крупнейшая судостроительная компания России, объединяющая около 40 предприятий и организаций отрасли. О парадоксах в судостроении, отработке ошибок на практике, заказах на ледоколы и том, кто считает, что дома и пароходы — одно и то же, в интервью агентству «Прайм» рассказал президент Объединенной судостроительной корпорации Алексей Рахманов. 

– ОСК обращалась в «Роснефть» с просьбой встретиться, обсудить кооперацию при создании ледокола «Лидера». Получен ответ? Когда может состояться такая встреча?

– Мы сделали уже несколько предложений «Звезде», которые на рабочем уровне с коллегами из «Роснефти» обсудили. Нам важно понимать и ориентироваться на те ограничения, которые у дальневосточной верфи будут при строительстве ЛК-120. Скорее всего, ОСК выступит в роли поставщика ключевого интегрированного оборудования в судовом исполнении. 

Балтийский завод уже направил свои предложения по кооперации, которые ССК «Звезда» в настоящее время рассматривает. Мы представили им номенклатуру продукции машиностроения, производимую корпорацией для ледоколов.

Еще только началось проектирование «Лидера» – время для определения общей картины есть. Важно не плодить искусственные решения — например, нет никакой необходимости проводить конкурсы по ключевому оборудованию. 

Встреча, я думаю, скорее всего, произойдет в конце лета-начале осени. Удобной площадкой мог бы стать Восточный экономический форум. 

– Объявлен ли конкурс на создание четырех ледоколов на сжиженном природном газе для «Атомфлота»? Если да, участвует ли в нем ОСК? 

– Нет, конкурс пока не объявлен, ждем, готовимся. У нас позиция очень простая — чем раньше это произойдет, тем лучше. Мы знаем, что ледоколы нужны к 2024 году и то, что построить к этому сроку все 4 уже невозможно — для этого нужно было в прошлом году начинать проектирование. Просто времени не хватит. 

– Когда ожидаете подписания контракта на два ледокола типа «Арктика»? 

— Я думаю, что сентябрь, максимум октябрь. В августе будут подводиться итоги, вот-вот объявят конкурс. Мы заявляемся в рамках нашего понимания стоимости этих ледоколов и двигаемся вперед… 

— Кто станет заказчиком плавучего энергокомплекса на СПГ? Вы говорили, что это будет не «Интер РАО», что это будет зарубежная компания. Сколько может стоить такое судно? 

— Существующая конфигурация проекта (ПЭК 40 + ПЭК 80 + 3 газовоза) действительно разрабатывалась для одной зарубежной компании, но пока разглашать подробности не считаю правильным. Стоимость решения возможна на уровне 1300 долларов за киловатт установленной мощности. В нашем случае это 1300 х 120000 (40000 КВт + 80000 КВт) = 156 миллионов долларов. Это за 2 станции, плюс отдельно 3 газовоза по 78 миллионов долларов. Конечно, эта стоимость приведена лишь оценочно. 

– Будет ли ОСК претендовать на строительство двух научно-исследовательских судов для Минобрнауки? 

– Обязательно. Правда, технического задания в той детальности, которая нам необходима для проектирования, мы еще не видели. Пелла предлагала взять немецкий проект и построить его на частично принадлежащих им верфях в Германии – Pella Setas. Трудно сказать, готово ли государство пойти на то, чтобы эти суда производились за границей. 

У нас имеется богатый опыт проектирования и создания НИСов, который позволяет с уверенностью сказать, что мы сможем их построить в установленные сроки.  Когда мы начинаем параллельно с проектированием вести строительные работы, а во время проектирования меняется оборудование, поставщики, технологические решения и так далее, это закономерно приводит к задержке сдачи заказа. Примеров таких, к великому сожалению, много. 

В случае с этими конкретными пароходами мы сначала прорабатываем детальный технический проект, а к резке металла приступим тогда, когда у нас будет готово не меньше трети рабочей документации и проведены конкурсы с тем, чтобы уже не попадать в историю с заменой поставщиков. Мы делаем это впервые в жизни. 

Никого не удивляет, что при строительстве зданий, мы сначала делаем проект, несем его в экспертизу и делаем оценку, опираемся на поставщиков, опираемся на ГОСТы и расценки. Но для судостроителей почему-то считается нормальным делать первый пароход в единичном экземпляре, в который по ходу проектирования вносятся изменения. 

При этом Минэкономразвития и Минфин нас, судостроителей, причисляет к строителям недвижимости. Индексы-дефляторы, которые применяются для определения цены судна, берутся из принципа, что дома и пароходы одно и то же. 

– До конца года будет определен подрядчик?

– Думаю, что да. Будет сначала проектирование, и пока оно идет, нужно будет определиться с выбором верфи, но при этом предпочтение будет отдано тому, кто проектировал. 

— Как вы относитесь к предложению по разделению контракта на эти два судна со «Звездой»? Будет ли отличаться стоимость и локализация головных образцов, построенных в ОСК и на «Звезде»? Вообще в целом разделение заказа может привести к удлинению сроков реализации проекта, его удорожанию, если да, то насколько? 

— Сложно говорить о разнице в стоимости и локализации судна не видя проекта. Некоторое удорожание, наверное, будет, но будут исключены затраты на транспортировку на Дальний Восток, так как по нашей информации одно из судов будет базироваться там. Опять же, если НИСы строить со сдвигом, то документация может быть отработана на первом судне.

— Определен ли вице-президент ОСК по гражданскому судостроению? Кто это будет?

— В настоящее время мы находимся в стадии принятия решения, поэтому пока ничего определенного сказать не могу.

— Как продвигается строительство двух круизных лайнеров проекта PV300 на верфях ОСК? Тот, что строит «Лотос», планируется сдать в феврале 2020 года, а тот, что на Красном Сормово когда? Есть ли вероятность, что их сдадут раньше?

— PV300 на нашей нижегородской верфи строится строго по графику, сейчас готовность составляет порядка 70%. Мы планируем завершить строительство и передать заказчику «Мустая Карима» в контрактные строки – в феврале 2020 года.

Что касается круизного лайнера, который строится на «Лотосе» в Астрахани, 24 мая мы спустили судно на воду для дальнейшей достройки. Работы по корпусу «Петра Великого» фактически завершены, продолжаются механомонтажные и трубопроводные работы. Срок сдачи по этому судну – июль 2020 года, досрочная сдача этих пароходов не планируется.

— На «Иннопроме» ОСК презентовала свой новый проект речного трамвайчика «Соталия». Как вы считаете, эти суда будут обладать экспортным потенциалом, если да, то на каких рынках, может, уже ведете с кем-то из зарубежных заказчиков переговоры?

— Безусловно, у них хорошие экспортные возможности. В качестве перспективных нами рассматриваются рынки Юго-Восточной Азии, Южной Америки и Северной Африки (Египта). Существенно увеличивает потенциал для вывода «Соталии» на зарубежные рынки производственная франшиза на строительство судов в тех странах, где планируется их эксплуатация.

— Рассматривает ли ОСК возможность создания круизных судов с американскими горками, аттракционами, универсальными игровыми площадками на борту? 

— Мы строим под конкретный заказ и, конечно, стараемся удовлетворить все пожелания заказчика. Пока заказов на американские горки и казино не поступало. Если вдруг такие пожелания возникнут, будем изучать вопрос.

— Какие интересные крупные заказы обсуждает сегодня ОСК? Вы уже выиграли что-то в тендере «Примкраба»? 

— Обсуждать крупные заказы, параметры которых еще не обговорены сторонами, вредно для дела. Мы ведем много переговоров, но есть такое выражение: «бизнес любит тишину». В тендере «Примкраба» мы пока ничего не выиграли, продолжаются переговоры.

Источник: 1prime.ru

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий