«Староста в деревне есть?»

Итак, на последнем заседании Законодательного Собрания Карелии в окончательном чтении был принят закон РК № 348-VI «О старостах сельских населенных пунктов в Республике Карелия». Принят, прошу заметить, при полном молчании всей парламентской оппозиции, которой, судя по всему, сказать на этот счет было нечего.

Конечно, «староста» — старое русское слово. Но у большинства оно вызывает вполне четкие исторические ассоциации. Ну да, старосты, трехцветный флаг, полицейские и выдача последним партизан и коммунистов… И можно даже пошутить насчет того, будут ли старосты при комендатурах, или комендатуры в сельских поселениях будут отдельно?

Но если серьезно — дальше-то как этот закон будет реализовываться? В нем же записано: «Для организации взаимодействия органов местного самоуправления и жителей сельского населенного пункта при решении вопросов местного значения в сельском населенном пункте, расположенном в поселении, муниципальном округе, городском округе или на межселенной территории, может назначаться староста сельского населенного пункта».

Для организации взаимодействия? Извините, но депутаты сельских поселений тогда зачем избираются? Это же их полномочия, они обязаны поддерживать связь с жителями своего округа, которых от силы-то сотни две, а чаще – несколько десятков человек. Как и сказано в законе: «Депутат поддерживает связи с избирателями и избирательными объединениями, выдвинувшими его кандидатом в депутаты, а также с коллективами предприятий, учреждений, организаций, государственными и иными органами, расположенными на территории его избирательного округа».

Тут еще надо заметить, что подавляющее большинство этих депутатов сельских поселений – выдвиженцы от партии «Единая Россия». Их сотни по всей Карелии. И они не справляются с организацией взаимодействия? Какое-то невольное саморазоблачение получилось у партии власти с принятием этого закона. Как в песенке, «что они не делают – не идут дела». В сфере местного самоуправления.

Идем дальше: «Назначать старост будут местные советы по представлению схода жителей сельских населенных пунктов… При этом староста не является государственным или муниципальным служащим и не может состоять в трудовых отношениях с органами местного самоуправления. Но муниципалитеты могут устанавливать право старосты на компенсацию понесенных им расходов на исполнение своих полномочий».

То есть по большому счету староста не будет иметь никаких полномочий, даже депутатских. Но предположим, где-то захотят избрать старосту. Для начала – из кого? Не секрет, что большинство активных людей трудоспособного возраста из глубинки так или иначе уехали. Может быть они там прописаны, но в реальности работают в Петрозаводске, Питере, Москве… Как до революции, когда существовало такое понятие как «отходничество».

Ну допустим, кого-то нашли из числа активных, умных и авторитетных. Но ведь этот человек прекрасно понимает, что если его назначат, то он в своей деревне будет «как бы ответственный за все». Односельчане всегда придут к нему, если что случилось. Если дорога не почищена. Если пожарный водоем «убит». Если магазин в деревне закрылся. А что он может сделать? Да ничего! Ни полномочий, ни денег. Не смог решить проблему – по-любому для многих окажешься «виноватым», психология такая. Вот, с закрытием единственного магазина в деревне даже муниципальная власть не может справиться, объективный это процесс в условиях свободного рынка. Знающему человеку это надо? Конечно не надо. Если он и согласится из чувства местного патриотизма побыть старостой, то скоро это желание может и пропасть.

Тогда зачем принимался этот закон? И тут возникает опять два варианта. Или это просто имитация деятельности, каких-то изменений в местном самоуправлении, чтобы сказать – видите, мы что-то делаем! Хотя единственное полезное дело, которое может сделать республиканская исполнительная и законодательная власть – это вернуть всенародные выборы глав районных администраций, то есть вернуть хоть какое-то подобие реального местного самоуправления.

Или второй вариант – закон принимался с учетом грядущих через два года выборов в Госдуму и Законодательное Собрание. В глубинке, где проконтролировать сложно, подберут людей, которые обеспечат 90-процентное голосование за Всем Понятно Какую Партию. При этом варианте новый закон действительно объясним с точки зрения здравого смысла.

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)

Источник: narzur.ru

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий