Год и город, научивший относиться с пониманием…

Всё же было, особенно в тех самых девяностых, что-то сакральное в праздновании Нового года. Вообще, туда весело сейчас оглянуться: мы слушали эту и не по праздникам-то пьяную харю ледовласого, её заверения в лучшем, чокались шампанским и шли смотреть «родное» ТВ всю ночь, или шли на Чистые пруды устраивать фейерверки… Как-то всё естественно было и даже мило. Работала ещё инерция надолго нас зарядившего советского позитива, и все реформы, все приватизации выглядели блёкло на фоне личной жизни, личных встреч, творчества, связанных с ним споров. Дело тут не в студенческом периоде, а в нас.

И вот один ледовласый сменил другого – ну, он таким уже стал на посту своём («своём» во всех смыслах, приросшем, как рак-отшельник к своей ракушке), — и теперь мизансцена стала выглядеть уж совсем как-то дыряво, прохудилась от частого использования. Вроде бы, традиционный чок бокалов должен происходить в кругу семьи, а уж телек-то – стабильный член всех семей по наследству, по традиции. Но что-то не то – оно и раньше было как бы на волоске, но помогали то свечи и их архаический запах, то собственное хорошее настроение и именно что «Советское» шампанское, то гости, отвлекающие от полит-панели за час, за два  до полуночи…

В этот именно новый год – волосок порвался, мы разругались, и не буду даже уточнять, почему. Вспенилось вместо шампанского. Это, раздорное и наглое, шло с экрана, хотя знакомый нам Фантомас оттуда, пуская пар изо рта, звал обворованный им только что пенсреформой народ сплотиться с миллиардером Усмановым и нефтесососм Тимченко, чтобы провести (довести до полного искоренения социализма) реформы в образовании, медицине, науке и технике… Ни фанфары не спасли, ни уж тем более гимн с переписанными словами про священную корову, про сырьевую империю.

Только ли у нас так вышло?

Год был тяжеленным и ценным. Ценным тем, что спала пелена с глаз у многих, кто не то чтобы верил, но позволял себе оставаться в зоне определяющихся – стало ясно, что плотно облегавший Путина кокон пиара это только кокон пиара. Под ним нет мнившегося иным государственика, тайного друга народа на шпионском задании среди плохих, непостроенных олигархов. Едва только заполучив в марте прежние полномочия, сохранив полностью состав правительства, он стал вытирать ноги о проголосовавших и не проголосовавших за него будущих пенсионеров. Это не шутки – так громко шаркать, словно о коврик придверный, о миллионы, о более 90 процентов населения! Воистину «сильный президент» оправдал свой слоган — наикрутейший лидер, только вот чей? Этот главный вопрос он сам и задал – в неожиданной форме.

Относимся с пониманием

Обращения президентские к народу, надо так понимать, используются как особый род психологического оружия. И вопрос тут даже не в затратности мероприятия – тех же прямых линий ручного управления, этого гипноза почище кашпировских сеансов… Вопрос – в классовой надобности таких обращений! Ведь если начнут выходить из-под контроля не то, что 90%, а хотя бы 50 – тут как-то неуютно станет проезжать на майбахах и прочих драндулетах. Жить на Рублёвке, в Ново-Огарёво, в Прасковеевке – станет неуютно, ненадёжно. Тут надо как-то воздействовать – хоть рейтингом, хоть президентом, хоть зарином или слезоточивым газом – им-то один чёрт, лишь бы сохранялась социальная иерархия…

И вот он, значит, явился, что ваш Чумак покойный, – только заряжать не воду, а сразу аудиторию. Надо, мол, украсть у вас пенсии, «всёж-таки надо дать вам, миллионам, по зад коленом, ай, надо!» — и народ смачно сглотнув, съел и это, надо – так надо, мы ж не хранцузы какие, не якобинцы жёлтожилетные протестовать-то месяцами… Но не услышало стадо народное от пастуха своего главного: надо относиться к реформе не с презрением, не с отчаянием, не с классовой даже яростью или ненавистью, поскольку и они застят глаза в реальной классовой борьбе, а с пониманием относиться. Вот тут давний враг большевизма, марксизма, как «сказочек совковой идеологии» — повёл себя очень правильно в качестве наставника и Национального Лидера. Он напомнил той части оппозиции, которая всё же использует интеллект в борьбе за власть (или хотя бы аудиторию), – что только понимание и трансляция этого понимания, умножение понимания, распространение понимания есть ключ к завоеванию…

Чего именно завоеванию – давайте думать вместе. (Как говорил со своими фирменными медвежьими повадками нам, прохожим с моим другом-историком, у Госдумы папа Зю после беседы с Медведевым в Кремле – «что ж, будем думать, будем думать»…)

Какое может быть понимание отодвигания возраста получения пенсии – я вам сейчас детально расскажу. Опять же благодаря новогоднему столу, однако! Жена брата пришла в Пенсионный фонд выяснять, на сколько баллов наработала. Ей сказали прямым текстом – весь ваш стаж при социализме не учитывается. Ткнули наугад в 2001-й — вот оттуда и посчитаем.

А вы по поводу циферок возрастных каких-то переживаете, то ли 56, то ли 65! Вот так – и вам скажут то же самое, если вы работали на ту Советскую родину, которую похоронил работодатель Путина в 1991-м. Социализм проклятый для ПФР и миллионера Дроздова – примерно как советские вклады в Сберкассу для Спёрбанка и миллиардера Грефа. То есть они были, вклады, как и труд социалистический – были, конечно, не могли не быть. Но не учитываются при начислении пенсий. Потому что они так решили. И ещё потому что теперь с этим народом можно делать после мастер-класса Путина «с пониманием» – вообще всё что угодно. Работали на социализм? Ну, так вот идите к стене скорби на проспекте Сахарова, к памятнику Солженицыну идите – и кайтесь молитвенно, что работали! Потому что трудом своим вы укрепляли тоталитаризм, ущемляли права человека на эксплуатацию другого человека – кайтесь-кайтесь!..

ГосударстВОР и его чада: взгляд из Москвы

Есть завзятость в отношении москвичей, предубеждения в регионах – мол, коль скоро капитал тут централизуется, то всякий москвич немного, а имеет из общего котла. На самом же деле – нет никакой разницы. СССР был на достаточно высокой инфраструктурной ступени на пути к коммунизму, и даже в режиме ударного разворовывания вот те самые «новые годА», что спокойно встречали мы в 90-х – приходили к нам в относительном социальном спокойствии. Да, приватизация истончала некоторые стенки «государственности» (как прозвали воры свою власть), да, высоченная лестница в коммунизм порой падала своими фрагментам и придавливала, и придавливает поныне многих вынужденных россиян – но в целом большевики построили настолько прочный механизм воспроизводства граждан, что он работает даже с убавлением целых фрагментов. Вот сейчас мы увидели, как очередной фрагмент господа реформаторы под командованием Путина изъяли – пенсионный возраст, завоёванный долгими пятилетками строительства этого самого коммунизма, украли зримый кусок социализма. Но ведь и теперь терпимо, дорогие россияне?

Нам-то грех жаловаться, мы вообще не на пенсии (не на государстВОРа) работаем, а на революцию, то есть против него, незваного – но ведь терпят и иные… И успокоительная таблетка «как на Западе» ещё работает, а если к ней добавить «запивки» сбережения государственности, то вообще надолго хорошо станет… Теперь если вы попробуете требовать прежнего пенсионного возраста – вас обвинят в посягательстве на конституционный строй и на стабильность перехода вашего государства из социалистического убожества в капиталистический рай. Ваши аргументы – вымирание народа, ухудшение вашего материального положения, уменьшение самого государства, наконец, — властью будут использованы против вас же. Ведь это не вы в Чечне заполучили нефть, не вы Чечню «замиряли» то есть. И это не вы усмиряли проклятую «пятую колонну» либералов и большевичков на Болотной в 2012-м дубинками! А когда усмирили и замирили – вот тут либеральные реформы-то и пошли семимильными шагами, и платить скоро надо будет за всё, и ещё (что главное) за комфорт самих господ реформаторов, за услугу «управление плебсом».

Но вернёмся в Москву. Тут стабильной стала дорогостоящая, оплачиваемая всё из наших же карманов показуха – временные строения, иллюминации. Этого в регионах поменьше, а значит и платим мы больше них. И как ни возмущались многие федеральные СМИ «бокалами» на фонарных столбах Тверской, их, стоящих безумно дорого, снова «надели» чтоб красиво мэру было. И как ни возмущались отвратительной плиткой, но её, уже раз в двадцатый за прошедшие полтора года вколачивают на том же месте товарищи пролетарии. Этот самый миг и зафиксировал мой скромный мобильничек – перед Ленкомом.

У меня сразу был вопрос к мэрии – а существовал ли изначальный проект такого странного покрытия не только тротуаров шаткой плиткой, но и проезжей части? Или просто осталось – и решили вколотить на случай очередных многолюдных похорон, ведь дорогие россияне никого так не любят, как артистов и президентов… Что забавно, но вовсе не смешно при серьёзном рассмотрении, плитку, а точнее – мини-плиты клали и там, где их ежедневно расшатывают, а затем крошат автомобили. Но неподходящее это покрытие для покрышек, по многим параметрам. Хотя, тут наверное нанотехнология: само же дорожное покрытие в процессе износа вырабатывает каменную крошку, которая не позволяет сильно скользить покрышкам. Высокие, высокие технологии!

И вот именно здесь, под ногами и под колёсами является нам идиотизм и солипсизм что путинской, что собянинской власти в самом конкретном виде. Она и не думает, как лучше – ей важно вколотить и отмыть бюджет в определённую зону Москвы. Всё, на этом её рацио заканчивается – и мы со своими пролетарскими премудростями можем к ней не лезть, она по иным мотивам функционирует. Ей проще (лично выгоднее братьям Бирюковым) 20 раз менять плитку на проезжей части, чем признать свои ошибки и покрыть Малую Дмитровку асфальтом снова. Как власти федеральной невозможно отдать нефть народу назад, в социалистическую собственность – Роснефть будет переходить плавно только господам иностранным инвесторам, просто потому что вектор «развития» избран ещё в 1991-м и зацементирован Путиным именно такой, менять его может только хорошо организованный и иной, нежели нынешний правящий, класс, менять может лишь революция.

Вот мы и подошли к главному. Повестка выжившей после внутренних и внешних передряг несистемной оппозиции пополнилась многими дарами власти. Они до сих пор не получили нужного, революционного толкования и потому не стали движущей силой вовлечения новых товарищей в борьбу.

А тем временем сам забитый, бесправный, не видящий в нас товарищей, а подозревающий, скорее, господ – пролетариат подсказывает, что всем нам надо делать с символами антинародной власти. Подсказывает устало, без поз, буднично – он просто везёт эти флаги в мусорном контейнере (есть такие, на колёсиках, зелёные, в каждом дворе). Вот – самая подходящая тара для символов отторжения его не просто от власти (они тут и по-русски говорят уже с трудом, кого нанимают Жилищники и прочие конторы управы Тверского района), а от общества. Он – чужак в этом мире господ, оттого даже 31 декабря, точно так же, как мы презрев сакральность праздника, везёт этот новорусский мусор туда, где он должен повисеть по господскому повелению…

Атмосферное фото, как говорится.

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)

Источник: narzur.ru

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий